НАВИГАЦИЯ

Портал НОВАЯ КУЛЬТУРА. Всё о развитии человека. Эзотерика, психология, астрология, гадания, культура жизни...

РЕКЛАМА

ПАРТНЁРЫ

Клеофест Сайт "Посвящение" Сайт клуба Сайт FlexDerek ПРЕОБРАЖЕНЬЯ СВЕТ

ЭТО ИНТЕРЕСНО


Культура как экономика и бунт

Культура как экономика и бунтЕвропейский конгресс культуры, закончившийся в воскресенье, был столкновением двух культурных концепций: рыночной и гражданской.

Что связывает водяную установку Брайана Ино и представление о проблемах жителей съемного жилья? На первый взгляд, ничего: инсталляция британского создателя музыкального направления эмбиент - это пример модного ныне искусства в публичном пространстве. Подобные, хотя и менее изящные шоу типа "свет - вода - звук» можно увидеть сейчас повсюду, от Варшавы до Тбилиси. Спектакль "Винтовки господина Юде. Добрый человек из провинции Хубэй" Михала Кмецика, показан во временной горнице "Krytyki Politycznej", бывшем доме графа Войцеха Дзедушицкого во вроцлавских Кшиках - это ее противоположность. В этом документальном спектакле активисты - жители приватизированных домов рассказывают о своих битвах с владельцами, которые в погоне за прибылью не уважают их прав, перекрывают газ, запугивают. Сначала актер Веслав Цихи читает монолог Яна Юде, крестьянина из провинции Хубэй в Китае, который стал символом сопротивления против безжалостных методов девелоперов. Когда охранники хотели выбросить его из собственного хозяйства, он ответил огнем из самодельного оружия.

Между этими двумя событиями был растянут вроцлавский конгресс. На нем столкнулись две концепции культуры. Культура как отрасль экономики, которая используется для оживления городского пространства, создание образа городов и стимулирования развития. С другой - критическая, подрывная культура, цель которой состоит в повышении сознательности и гражданской активности зрителя.

Быстро и качественно: ремонт iphone печерск киев заказали на gutenservice.com.ua, замена любых корпусов здесь более удобна - в наличии корпуса на все модели iphone.

Публичное или частное?

Спор о новой роли культуры в условиях кризиса экономики и самой демократии поляризовала позиции в ходе дискуссий на конгрессе. Это можно было заметить во время дискуссии об авторских правах, которые являются ключом к будущему культуры. Или в сфере культуры и искусства в дальнейшем будут господствовать медиа-корпорации, которые, благодаря более рестриктивным авторским правам смогут иметь монополию на воспроизводство интеллектуальных произведений? Или же выиграют пользователи интернета, требующие свободного доступа к произведениям культуры?

- Закон об авторском праве - это крайняя форма цензуры. Он не защищает художников и служит в первую очередь корпорациям, монополизирующим наши мысли,

- сказал Йост Смирс, теоретик культуры из Амстердама, сторонник отмены авторского права.

- Нам нужны авторские права и монополия, чтобы инвестировать в развитие культуры,

- отозвался Оливер Гергесель, вице-президент телевизионной группы RTL из Люксембурга. Он не объяснил, в чем должно заключаться это развитие, особенно в контексте вульгаризированного телевидения.

- Культура не является товаром,

- убеждала Шанталь Муфф, социолог из Вестминстерского университета в Лондоне, участник панельной дискуссии, посвященной отношениям между властью и культурой. Она защищала роль государства в финансировании культуры, поскольку благодаря государственным субсидиям можно защитить европейскую культуру от ее превращения в товар. Примером такой деятельности являются европейские артхаусные фильмы, представленные во время конгресса в цикле "Funny Games EU".

- Такие фильмы никогда бы не сняли в Голливуде,

- говорила Муфф.

Оппоненты вмешательства государства в область культуры предостерегали от зависимости художников от политиков и чиновников и бюрократизации культуры.

- Бюрократия - это цена демократизации культуры. Когда-то решение принимала небольшая группа кураторов и госслужащих, ныне гранты раздают прозрачно, что требует соблюдения сложных процедур,

- отвечал Пиус Кнюзель, президент швейцарской фонда Pro Helvetia.

Сторонники рыночной и культуры соглашались в одном: сейчас европейской культуре грозит гомогенизация. Надо создать как можно больше возможностей для деятельности и разных форм финансирования, чтобы защитить то, что является наиболее ценным в Европе - культурное разнообразие.

Лаборатория культуры.

Наибольшей ценностью вроцлавского конгресса было сочетание теории и практики. Аргументы, которые предлагали днем, вечером проверяли на выставках, спектаклях и концертах. Тот, кто видел, как более трех тысяч человек слушают концерт музыки Кшиштофа Пендерецкого и Джонни Гринвуда из Radiohead, не будет иметь сомнений, что старые разделения на элитное и массовое искусство уже ничего не значат.

Сторонники культуры как инструмента для эмансипации уязвимых групп могли увидеть, как новые технологии дают право голоса тем, кто его раньше не имел. Это демонстрировала презентация проекта Антони Абада - Megafone.net. Испанский художник приглашает людей из социально уязвимых слоев населения высказать свое мнение с помощью мобильных телефонов, подключенных к сети. Мнения участников сразу же размещают в интернете, который выполняет функцию цифрового мегафона.

В свою очередь, любители культуры как сплава, объединяющего Европу могли пережить минуту сомнений во время перформанса итальянского художника Массимо Фурлана, который реконструировал на сцене конкурс Евровидение 1973 года. Одетый в певиц и певцов в расширяющихся книзу штанах и платьях, обшитых пайетками, он исполнял понтовые хиты забытых артистов, а в перерывах дискутировал с приглашенным на сцену антропологом и философом об общественном представлении и различиях между иконой и идолом. Оказалось, что то, что раньше связывало, и в дальнейшем объединяет Европу, - это китч, единственная наднациональная, понятная культура, которая вызывает ностальгию.

Скинуться на возрождение.

В какой культуре нуждается Европа? Той, что создает рост ВВП, стимулирует развитие? Или той, что подрывает статус-кво, ставит неудобные вопросы? Больше рынка или государства? Конгресс не дал четкого ответа. Зато он дал предложения моделей деятельности, которые сделают культуру независимой с одной стороны от государства, с другой - от монополий крупных корпораций.

Таким решением, например, является микрофинансирование культурных мероприятий с помощью интернета: клиенты платят на счет художника или институции небольшие суммы, которые позволяют им содержать себя и производить новые произведения. Таким образом из добровольных пожертвований Лувр сейчас покупает произведения искусства эпохи Ренессанса, аналогичным образом сейчас финансируются также некоторые фильмы RTL.

Участники соглашались о необходимости более широкого привлечения институтов ЕС в сферу культуры. Нынешние расходы программы ЕС "Культура" составляют лишь 0,05% всего бюджета ЕС. Активисты Culture Action Europe - коалиция неправительственных культурных организаций со всей Европы - требуют увеличения расходов на культуру в 2013-2020 годах, по крайней мере до 1%. Они повторяют, таким образом, требования польского неформального движения "Граждане культуры" [Obywateli Kultury]. "Пакт ради культуры", заключенный между правительством и "Гражданами", часто упоминали в дискуссиях, как пример эффективного давления на власть. Подчеркивали, что речь идет не только о расходовании больших сумм денег на культуру, но и об их эффективном использовании, например, на образование и равный доступ к культуре, независимо от материального статуса или места проживания.

Проблема, однако, заключается не в деньгах, а в изменении мышления о культуре. Речь идет о сознании как политиков, так и потребителей, и что является ли культура более развлечением и оправой для политики или подчеркиванием собственной национальной идентичности. И этого изменения не будет без глубоких изменений в других областях общественной жизни: политике и экономике. - Мы живем во времена пост-политики, нами правят олигархи. Мы должны следить за тем, чтобы государственные институты не навязали нам своей униформы, - Предостерегал албанский писатель и диссидент Фатос Лубоня.

Пример арабских революций показывает, что изменение вызывают два фактора: эмансипация общественных слоев, которым уже не хватает статуса-кво, и современные технологии. Об этом говорил Рикард Фальквинге, один из соучредителей шведской Партии пиратов:

- 15 лет назад мы были пассивными потребителями, мы принимали то, что кто-то выбирал за нас. Теперь мы можем сами высказывать мнение и делать выбор. Старая элита паникует, она уже не имеет контроля над тем, что думают люди. Интернет является прекрасным инструментом в человеческой истории: ученица в Венесуэле, которая получила ноутбук, имеет такой же голос, как и богатый белый мужчина с Запада. Это прекрасно.

Технологию мы уже имеем, пришло время для изменения в мышлении.

Автор: Роман Павловски [Roman Pawłowski], название оригинала: Kultura jako ekonomia i bunt, источник: Gazeta Wyborcza, 12.09.2011, перевод Емельян Радимский.

Вы смотрели "Культура как экономика и бунт",

посмотрите ещё по теме:
  • наши кнопки
  • ЧАКРАЛЬНОЕ ДЫХАНИЕ (Ошо) и Суфийские Кружение.
  • Суицид. В зоне риска – тепличные дети
  • Чайный клуб. События с 4 августа. Внимание! Ремонт в клубе.
  • История трансформации автопромышленности в США. Месть электрических авто
  • Книги. Богдан Ступка. Биография
  • Литература. 100 великих деятелей культуры Украины
  • АВТОРИЗАЦИЯ

    РЕКОМЕНДУЕМ

    Эра Водолея