НАВИГАЦИЯ

Портал НОВАЯ КУЛЬТУРА. Всё о развитии человека. Эзотерика, психология, астрология, гадания, культура жизни...

РЕКЛАМА

ПАРТНЁРЫ

Клеофест Сайт "Посвящение" Сайт клуба Сайт FlexDerek ПРЕОБРАЖЕНЬЯ СВЕТ

ЭТО ИНТЕРЕСНО


Зачем я туда поехал? Исповедь эмигранта (ЧАСТЬ 2)

Почему я поехал? Потому что не хотел оставаться в Одессе. Я люблю этот город, но не могу долго быть с ним. При первой же возможности и уехал - сначала в Россию, где были интернетовские друзья. Получив диплом, я первым делом сел на поезд Одесса-Уфа (в Уфе много творческих, умных да и просто хороших людей, со многими из них я имел счастье общаться; позже я вычитал у Шкляра, что башкиры - «юродивые с лица»; видимо метру-народоведу виднее). Думал присмотреться к ситуации и может остаться в "экзотических краях" - Башкирия, или Питер, или Сибирь...

О своей эмиграции рассказывает Евгений Лакинский. (Тексты)

Первую часть исповеди читайте тут. Твой гороскоп поможет и с правильным направлением в жизни, и с ежедневным выбором.

Осенью вблизи увидел русский кризис 1998-го: за несколько дней доллар подскочил с 6 до 20 рублей, тысячи людей потеряли работу... Было впечатление, что все это устроено кем-то "наверху". Жить в такой стране было опасно: никогда не знаешь, когда власть тебя бросит. Когда же к власти пришел Путин, все мечты о Петербурге исчезли окончательно.

Переехать в Киев, Харьков или Львов? Но там - почти как в Одессе. Только дома - полгорода знакомых, а там никого не знаешь: не с кем поговорить.

Беларусь? Там царствовал Лукашенко.

Посмотрел на карту мира. Страны разделялись на бедные (куда не стоит эмигрировать) и богатые (где очень трудно легализоваться - живешь на птичьих правах и временных визах). Единственное исключение - Канада. Здесь понятны иммиграционные правила, надежный статус, а через три года можно подавать на гражданство.

Но Канада пугала: она казалась бесконечно скучной страной. Знакомый знакомых, одессит из Онтарио, рассказал о Квебеке. Описание вышло лаконичным: "Культура там близка к европейской. Но они там все националисты - поэтому надо знать французский".

Так, выбора, собственно, и не было: Квебек и французский.

Привычная зима в Монреале

Кто-то познакомил меня с Григорием. Григорий жил в соседнем доме и тоже собирался в Квебек, только уже начал процесс. Было ему за 30, женат, дети. Мне тогда было 22...

Гриша стал моим гидом. В сложном иммиграционном процессе он "опережал" меня на несколько месяцев. Поэтому всегда мог подсказать, где, когда и какую бумагу надо достать, какую анкету заполнить, куда и о чем написать... Через полтора года я провожал его семью в одесском аэропорту, а еще через полгода он встретил меня в Монреале...

Позже, когда я сам стал "спецом" в иммиграционных вопросах, начал делиться знаниями с университетскими товарищами. Но желающих было столько, что пришлось установить "таксу": бутылка пива за консультацию. Быстро отказался от идеи - чтобы не спиться. Впрочем, никто из них так и не подал ни одной анкеты - даже не пытался. Тем лучше для Родины.

Есть такой совет писателям: "Если можешь не писать - не пиши". Так, примерно, и с эмиграцией. Можешь не эмигрировать - не эмигрируй.

Это сложный путь. Пошел по нему - не жалуйся потом на жизнь.

Провинция Квебек имеет собственную иммиграционную программу, со своими критериями отбора. Но главная идея - та же что и у федерального правительства Канады: кандидат должен набрать определенное количество баллов. Баллы причисляют за возраст (чем моложе, тем больше баллов), за профессию (надо иметь нужную стране профессию), за знание языков (в Квебеке - французского, в Канаде - английского или французского).

Это - львиная часть баллов. Еще несколько баллов - за знание страны, за наличие там родственников или друзей и другие "мелочи". Если кандидат - семейный, добавляют баллы за жену или мужа, за детей до 18 лет (или старше, но студентов). Совершеннолетних детей, которые нигде не учатся, взять с собой нельзя. Так же нельзя взять родителей. Но если в иммиграции вы станете на ноги и будете иметь хороший доход - можно сделать на них "спонсорство"...

Квебекская и канадская программы имеют один конечный результат: вы получаете "федеральную" канадскую визу и право жить и работать в любой точке Канады.

Процесс занял у меня менее 2 лет. За это время успел подучить французский - достаточно, чтобы говорить-читать-писать, хоть и с трудом и со страшными ошибками.  "Шлифовал" язык уже в Монреале. Вообще, когда речь не родная - учишь ее всю жизнь. И каждый раз тебе открывается нечто новое. И никогда не достигаешь полного идеала...

Трудно ли было ехать? Трудно. Оставлял за спиной все, что знал и любил, всех друзей, почти всех знакомых... Но оставаться уже не мог. В Одессе было впечатление, будто ходишь по кругу. Хотелось этот круг разорвать.

Я часто думаю, что бы со мной стало, если бы в Украине была нормальная ситуация: относительная социальная защищенность, западноевропейская зарплата, возможность путешествовать по миру без виз...
Думаю, я тоже оказался бы "на чужбине" - мне не сиделось бы дома. Конечно, Канаду не выбрал бы. Может Францию ​​или Италию. Или Норвегию. Наверное, поехал бы по студенческому обмену на несколько лет. Потом остался бы "еще немножко". Привык бы. Пожалуй, чаще и на дольше ездил бы домой...

А так - "поезд в один конец". Первые пару лет еще переписывался с одесскими друзьями. Но чем дальше, тем меньше оставалось общих тем. Менялся я, менялись они.

Монреаль...

Монреальская улица

Монреальская улица

С самолета город напоминал детский конструктор: равные квадратики частных домов; на задних дворах, кое-где - синие круги бассейнов. И солнце...

Я думал: "Так вот ты какой, Монреаль". Хотя в действительности это был Дорваль - район на западе монреальского острова. Тогда, в 2000, он формально числился независимым городом. Центр Монреаля, конечно, иной.

Аэропорт Дорваль. Первые шаги в новой стране. Разговор с таможенниками.  Извиняюсь, что говорю с ними на английском (он тогда был у меня лучшим). Это глупость: в аэропорту английский - почти рабочий, особенно у тех, кто работает с путешественниками. Меня спрашивают, привез я машину или яхту. Ответил: если бы у меня была машина и яхта, я бы сюда не приехал.

Формальности заняли время... К тому же, авиакомпания потеряла багаж половины пассажиров - и мой тоже: надо идти в их офис, разбираться... (Через несколько дней чемоданчик привезли прямо к двери).

Гриша ждал меня. Мы сели в какой-то автобус, затем - в другой...

На остановке я услышал разговор африканских супругов и очень удивился: легко понимаю их французский. А где же этот ужасный квебекский акцент, которым меня столько пугали? (Квебекское произношение отличается от стандартного французского - иностранцам трудно его понять).

Спросил у Гриши.

- Это Иммигранты, - пояснил он.

Я тогда не понимал, какая глубокая пропасть лежит здесь между "квебекуа" и иммигрантами, франкоязычными и англоязычными, да и вообще разными этническими группами.

В Одессе принято гордиться своей "национальностью" (а у многих из нас их три, четыре или больше). Но в действительности все наши "болгары", "поляки", "греки", "украинский", "караимы", "евреи", "чехи", "русские", "грузины" и т.п. и т.д. составляют один народ.

Нет и четкой границы между носителями русского и украинского (если только нет идейных националистов с обеих сторон).

Поэтому-то я думал, что и в Квебеке так: все - один народ. И в Монреале, видимо, говорят на английском, в селах - на французском, но все себя считают квебекуа.

Это абсолютно не так. Во первых, квебекуа и англоканадцы - два совершенно разных народа. Держатся они отдельно. Квебекуа - это только тот, кто с детства говорит на французском и происходит от колонистов XVII-XVIII века. В каждой языковой группе - своя вселенная: свои газеты, телевидение, университеты, колледжи, школы. А смешанные компании или семьи - действительно смешанные, - то есть, это встреча двух культур.

Иммигранты - хоть трижды франкоязычные - это не квебекуа. Никто их так не назовет - ни местные, ни они сами (кроме ясноглазых квебекских националистов, для которых "кто за нас - тот наш" и особенно идеалистических иммигрантов-патриотов, но и те и те - в меньшинстве).

В каждой иммигрантской группе - своя церковь или мечеть, или еще что. Есть румынские православные церкви, и украинские православные церкви, и сирийские православные церкви, и русские, и греческие, и сербские, и болгарские. И во всех "чужаков" очень мало, или совсем нет.

Русские православные церкви в Монреале менее националистические, чем другие: среди прихожан, кроме русских, есть и украинцы, и крещеные евреи и татары, и грузины, и армяне, и... список получится длинный, весь экс-СССР плюс соседние страны.

Но уже в русском монастыре в Мансонвили, где собрались потомки белой эмиграции, вам расскажут и про "Русь святую", и "о русском православном мужике", и о других патриотических "причиндалах", что стоит наших, украинских националистических мифов.

Это я говорю только о православных. Представьте себе антагонизм между африканцами всех конфессий, арабами-мусульманами, арабами-католиками, ортодоксальными евреями, светскими евреями, гаитянами, китайцами, японцами, итальянцами, поляками, латиноамериканцами. На самом деле, никто никого не ненавидит (кроме совсем уж больных на голову), но мир четко делится на "наших" и всех остальных.

При этом все прекрасно сотрудничают, когда надо. И ездят в тех же автобусах, и работают вместе, и учатся... Есть и много межнациональных браков, но, в отличие от одесских, они действительно межнациональные, межкультурные.

Монреаль - город преимущественно франкоязычный: восток преимущественно франкоязычный, запад - англоязычный, хотя есть много исключений из этого правила.

Всего этого я еще не знал. Сквозь окна автобуса смотрел на новую землю. Город казался мне пустым. Это был район вокруг аэропорта: длинные улицы, по которым надо не ходить, а ездить. Машин было немного, а пешеходов - еще меньше. Было тепло и темно. Всюду - фонари.

Мы доехали до метро, ​​сели в поезд. Вагон как вагон... Где-то пересели на другую линию.

- Это - Сноудон, - сказал Гриша. - Здесь живут русские.

На станции действительно было написано "Snowdon". Я всматривался в прохожих, но никакой особой русскости не заметил. Между тем Гриша - русскоязычный одессит, который считал себя русским и ходил в "Русскую Истинно-Православную Церковь за границей" - рассказывал, что от "русских" надо держаться подальше.

Виль-де-Квебек. Автор с Луи-XIV, кopoлeм Фpaнции. Первые годы эмиграции

Виль-де-Квебек. Автор с Луи-XIV, кopoлeм Фpaнции. Первые годы эмиграции

Позже я узнал, что это общая тенденция. Одна известная в Монреале семья - россияне из Москвы - хвалились: "У нас очень хороший район - здесь почти нет русских".

Часто бывает, что люди разговаривают между собой на русском, но когда понимают, что рядом другой русскоязычный, мгновенно переходят на английский или французский. Правда, бывают и противоположные случаи: наоборот, хотят познакомиться. А большинству - просто безразлично.

В Монреале надо считать, что ты говоришь на людях.

Никогда не знаешь, кто какой язык понимает. Например, африканец или китаец могут прекрасно понимать украинский или русский (учились у нас). Голубоглазая блондинка может свободно владеть арабским (потому что родители работали в Сирии и она там выросла). И тому подобное.

Поэтому разумный человек никогда не говорит на людях чего-то обидного о других народах. Также нельзя говорить ничего личного: здесь довольно небольшие этнические общины, многие знают друг друга, если не напрямую, то через знакомых.

Вы смотрели "Зачем я туда поехал? Исповедь эмигранта (ЧАСТЬ 2)",

посмотрите ещё по теме:
  • Литература. Святослав Праск «Межа»
  • Роды после кесарева
  • Учитель химии ущипнул ученицу, другую пригласил… в Грецию
  • Пенсионер с помощью задачи для восьмиклассников выиграл суд у теплоснабжающих предприятий
  • Я и моё тело. Кто в доме хозяин?
  • Опилки и цемент – дом готов.
  • Конкурс эссе и английского языка
  • АВТОРИЗАЦИЯ

    РЕКОМЕНДУЕМ

    Эра Водолея